ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО ТАРАСИЯ, ЕПИСКОПА БАЛАШОВСКОГО И РТИЩЕВСКОГО

Календарь

Человек высокой духовной жизни (воспоминания о протоиерее Григории Суняйкине)

Милостью Божией познакомились мы с отцом Григорием в начале 90-х годов, когда он служил настоятелем храма во имя святого благоверного великого князя Александра Невского в городе Ртищево Саратовской области.

Каким запомнился отец Григорий нашим прихожанам?Простым и добрым, без малейшей показной демонстрации добродетелей, чуждым лукавства современной культуры, интеллигентным в лучших русских традициях, немногословным, с внимательной внутренней духовной жизнью, внешние проявления которой воспринимаются нами в начале духовного пути как чудеса. И, очень может быть, нескоро приходит понимание того, что это результат огромных трудов по очищению ума и сердца, т.е. мыслей и чувств, непременно сопровождающихся многоскорбными испытаниями, «огненными искушениями»…

Вспоминая об отце Григории, невозможно не благодарить Господа за радость духовного общения с этим Православным Человеком.

Как отец Григорий служил Богу? С благоговейной серьёзностью, скрупулёзной внимательностью, с очевидным искренним желанием заниматься этим делом. На Пасху при протоиерее Григории в Александро-Невском храме служили две ночных литургии: в Великую Субботу и в Светлое Христово Воскресение. Особенной радостью православных ртищевцев в те годы была служба на Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня, с благословения епархиального архиерея совершаемая особым чином. Батюшка Григорий каждый год непременно литургисал первого января, на праздник свт. Григория, еп. Омиритского, в день своего тезоименитства.

Как отец Григорий исповедовал? Внимательно, молитвенно, с любовью и строгостью, без красноречивых ораторских изысков, у него слово было «со властью». Если мы общаемся с человеком, авторитет которого для нас непререкаем, то даже если он недовольно бровью поведёт, может быть хуже плётки. Так у многих и было с отцом Григорием. А он говорил, что нужно  бояться Господа обидеть, Его огорчать нельзя своими грехами. И ещё одна мысль с той поры запомнилась: «Для греха много не надо, чуть-чуть уже считается». Иными словами, не стоит «включать» самооправдание, что, мол, вопиющих безобразий не натворил, значит волноваться не о чем. Опасно разрешать себе и самую малость греха: не заметишь, как без тормозов окажешься со всеми вытекающими отсюда последствиями, и в любом случае расплаты не миновать!

Ещё о духовной мудрости отца Григория хочется рассказать. Нам в жизни порой бывает нужно кого-то вразумлять, направлять, кем-то руководить, может быть, наказывать, то есть вмешиваться во внешние обстоятельства. А порой нужно просто терпеть всё, что идёт, не стараясь влиять на развитие событий, не оправдываясь, что, конечно, трудно для сердца горделивого. И если у нас с этой духовной мудростью проблемы, то, бывает, ошибаемся в принятии решения. У батюшки Григория был и теоретический, и практический духовный опыт, и он, кажется, всегда знал, когда молитвенно претерпевать нестроения, а когда и вразумить заблуждающихся.

Известно несколько случаев прозорливых предсказаний отца Григория о приходе, о духовенстве, о простых православных людях, о детях. Многое уже сбылось. Когда перед смертью батюшка последний раз был в храме, он знал, что это именно последний раз. Так бывает у того, у кого Бог на первом месте всю жизнь. Он попрощался и благословил как-то по-особому, с большой грустью и любовью, по-отечески. Очень хорошо помню его на фоне алтаря, возле левого клироса. Какое-то философское лицо у него тогда было: мудрое, доброе и очень смиренное. Глаза сказать что-то ещё хотели. Можно бы и уходить, а он всё стоял и смотрел, с храмом прощался. Подумалось: что это батюшка так церемонно в отпуск собирается? А это был не отпуск…

Хочется сказать о двух архиереях, с которыми у отца Григория было молитвенное общение и искренние, добрые отношения дружбы человеческой. Рукополагал его в дьяконы, а на следующий день в иереи епископ Саратовский и Волгоградский Варфоломей (Гондоровский). Он же духовно окормлял и напутствовал молодого священника, по-отечески поддерживал в начале пастырского пути. А когда его перевели на Австрийскую кафедру, Саратовскую епархию возглавил владыка Пимен (Хмелевский) – высокообразованный и деликатный, известный знаток душ человеческих, миротворец церковный, дерзновенный молитвенник за вверенную ему Богом паству. Владыка Пимен и протоиерей Григорий встречались регулярно. Когда архиепископ приезжал для богослужения, обязательно посещал семью настоятеля, а если останавливался на ночь, то непременно в доме отца Григория, занимая батюшкин кабинет. Теплота отношений между протоиереем Григорием и двумя архипастырями - владыкой Варфоломеем и владыкой Пименом - свидетельствует об очевидном «родстве душ», общности мировоззрения этих людей. Не зря же говорится: «Скажи мне, кто твой друг, а я скажу, кто ты».

Вспоминается ещё то, что отец Григорий был человеком основательным и хозяйственным. Всё у него всегда вовремя и «своим чередом». Не знаю ни одного случая, чтобы он опаздывал, или ситуации, когда не успели бы в храме что-то доделать, отремонтировать, покрасить к Пасхе или Рождеству. Это, конечно, не просто так, это результат определённых усилий, правильно поставленной внутренней духовной жизни.

Внешний вид батюшки Григория тоже был образцовый. Наша гордость человеческая в деле спасения души, как говорят святые отцы, борется последней, потому как фундаментом является для всех остальных грехов. Стало быть, пока святость не наступила, не может быть, чтобы гордости не было у нас, многогрешных. Вопрос в том, всегда ли мы её в себе видим. Проявляться она может, кроме всего прочего, и в манере поведения, и в одежде, и во внешнем облике. У протоиерея Григория во всём была смиренная благообразность и, из уважения к сану, степенность, неторопливость и аккуратность. Думается, что он был таким, каким и должен быть Православный Священник.

Про батюшкино терпение болезни особо хочу сказать. Преклоняюсь перед его мужеством. Мы ведь и не догадывались, как ему тяжело. Если старость без Бога, то это явление удручающее не только для самого страждущего, но и для всех окрестживущих родственников и знакомых. И все-то у него виноваты, и кругом несправедливость, а разговоры о болезнях бесконечны. Иное дело - конец жизни у людей духовных. Это подвиг любви, которая, по словам апостола, «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (Новый Завет. «Первое послание св. ап. Павла к Коринфянам»). Если человек стяжал «дух мирен» жизнью своей, то дух этот не может не распространяться во все стороны, и замаскировать его нельзя. И помыслы-то у него правильно поставлены, и всех-то он оправдывает и прощает, зла не держит, и его послушать - не люди вокруг, а ангелы! И как же с ним легко! А про болезни такие люди вообще не говорят, это для них верх неприличия. Кому просто интеллигентность не позволяет, а кому и духовность. Поэтому и узнали мы о батюшкином диабете, когда он уже в больницу умирать лёг. Недосягаемая высота. Царство ему Небесное!

Вспоминая о батюшке Григории, хочется поделиться ещё одним впечатлением. Как известно, в современном мире понятия о нравственности могут сильно удаляться от заповедей Евангельских. И люди, по привычке, не считают греховными серьёзные падения. Жизнь возле отца Григория и его окружения научила многому. Оказывается, батюшке с матушкой «под руку» на людях появляться не подобает, так как это «мини-обнимание» нецеломудренно и для священника недопустимо. Вот такая строгость! И это не художественный фольклор, они на самом деле так жили -  батюшка Григорий с матушкой Лидией. Он первый идёт, а она чуть сзади, не рядом, а за ним, и в этом мудрость! Можно только благоговеть от подобных примеров.

Не могу не сказать о прихожанах, окормляемых отцом Григорием, какими я их увидела, когда переехала в Ртищево. Это были скромные, внешне непритязательные, некоторые всю жизнь проработавшие или прослужившие в храме матушки (милые бабушки) - носители народной русской культуры, строгой нравственности и высокой духовности. Самое сильное впечатление от прихода – это «живая вера», без высокоумия, без самолюбования, без пустословия. Мощнейший поток веры, который проявлялся во всём, на каждом шагу. Например, расшумелись две тётеньки, остуда пала меж ними, рассорились. Бывает. Но они же потом «кто вперёд» бегут друг к другу: бух в пол земным поклоном! Обнимаются, прощения слёзно просят. Так они с грехами своими борются, ради Христа! И это не кино, а правда жизни.

А как матушки эти под руководством отца Григория службу знали - «академики»! А какие это были специалисты в области православной психологии и педагогики! Любого уровня заморочку межчеловеческую «по полочкам разложат», всех оправдают, свой грех увидеть помогут, как его побороть, подскажут и помолятся за тебя неслабенько, чтобы всё получилось, миром да любовью закончилось. А ты им даже не родня. Вот так и живут русские православные люди.

В заключение, наверное, нужно сказать словечко про детоводительство ко Христу в этом храме. Пришлось мне по благословению отца Григория, к несказанной моей радости, заниматься организацией воскресной школы, нового в то время для прихода дела. Традиции дореволюционные утрачены были за время советской власти. Новый опыт только зарождался. В Саратове тогда было два храма, в них появились ВШ, в области их ещё не было. Чем объяснить, что почти 100% учеников того выпуска, который начинался с благословения отца Григория, сейчас, милостью Божией, - батюшки да матушки, иеромонах, проректор Духовного училища, дьяконы, несколько регентов и клиросных певчих? Батюшка уроков не вёл, но без его благословения ничего не делалось. Все духовные, педагогические, организационные вопросы с ним обговаривались. А он молился, и матушки на приходе молились. Чудес тогда много было, аж дух захватывало!

Благодарна я отцу Григорию за многие духовные приобретения. По поводу воскресной школы главная мысль такая: надо постараться, чтобы мальчикам и девочкам захотелось быть православными, захотелось любить Господа и людей, хороших и разных, захотелось интересоваться мудростью духовной, святоотеческой, захотелось бороться со своими грехами. Если захотят, то уже не пропадут в бурном море житейском. Для этого воскресная школа и нужна. А если знания через голову «транзитом» пройдут, собственным убеждением не станут, ребёнок сможет ими воспользоваться, чтобы хорошую оценку получить или даже высокий балл на олимпиаде заработать. Но если в каждодневной своей жизни ученик будет пользоваться другой системой ценностей, должное воцерковление может стать затруднительным.

Ещё несколько полезных мыслей от отца Григория. Всё самое главное в нашей жизни - невидимое. Для благодати необходимо место в душе приготовить, кто сколько приготовил, тот столько и получил. Можно слова золотые сказать, а если их «положить некуда», то затея пустая. Любви христианской должно быть немерено, а информацию, даже духовную, дозировать разумно надо. Сам он, например, тому, кто первый раз в храме появлялся, долгих речей не говорил, а какие все счастливые от него уходили!

Слава Богу, что несколько лет жизни прошли возле этого подвижника, серьёзнейшим образом относящегося к делу спасения души и по-отечески всех любящего. Господь да упокоет душу протоиерея Григория в селениях праведных. Вечная ему память!

Ирина Чернышена